Безенчук

Официальный сайт городского поселения Безенчук

 

Разделы сайта

Достижения


Всероссийский конкурс интернет-сайтов «Прозрачный муниципалитет. Лучший сайт городского поселения»


Новости

Все новости


Объявления

Все объявления


Горячие линии

Военно-патриотическое воспитание


Фоторепортажи

Жизнь Безенчука в фотографиях


Официальный интернет-портал правовой информации

Безенчук летом 1918 года

Событиями Гражданской войны в Поволжье я заинтересовался еще в то время, когда стал делать первые шаги на своем краеведческом пути. Однако, несмотря на значительное количество публикаций и иных материалов на данную тему, ее исследование заняло у меня несколько лет. Не окончено оно и по сей день. Основной причиной этого «долгостроя» послужила довольно значительная путаница, присутствующая в основной массе публикаций и иных источниках информации, которые мне удалось обнаружить.

Как известно, началом Гражданской войны в России многие историки считают так называемый «Чехословацкий мятеж» – вооруженное выступление Чехословацкого корпуса против Советской власти, произошедшее 25 мая 1918 года. И так уж случилось, что именно чехословаки или белочехи, как называют их в советской историографии, оставили свой заметный след на самарской земле. Я намеренно не буду останавливаться ни на том, как такое количество чехословаков оказалось в России, ни на причинах их «ссоры» с советским правительством, так как на эту тему имеется достаточно много публикаций. Скажу лишь только, что на начало мятежа Чехословацкий корпус, общей численностью более 30 тысяч человек представлял собой три компактные, хорошо организованные и вооруженные группы — Пензенская, Сибирская и Владивостокская.

На тот момент чехословаки ставили перед собой задачу любыми средствами продвигаться в порт Владивосток, откуда они планировали морем прибыть во Францию и войти в состав Французской армии в качестве Чехословацкого легиона, в чем советская власть им отнюдь не способствовала. Виду того, что меня, прежде всего, интересуют события местной истории, я обойду вниманием Сибирскую и Владивостокскую группы корпуса на том основании, что они успели проследовать территорию Самарской губернии еще до начала мятежа и потому в этих событиях участия не принимали. Что же касается Пензенской группы, то эта, наиболее сильная и опасная для советской власти, группировка оказалась на линии Сердобск-Пенза-Сызрань (общая численность около 8 тыс. бойцов). Она состояла из 1-го и 4-го стрелковых полков, 1-го резервного полка и артиллерийского дивизиона. В первые дни боев у Пензенской группы отсутствовало даже собственное командование, поскольку русские офицеры — начальник первой дивизии корпуса генерал Коломенский и его начальник штаба полковник Леонтьев отказались от руководства мятежом. Ввиду этого командованиепринял на себя поручик С. Чечек.

В Чехословацком корпусе имелась своя архивная служба, благодаря чему сохранилось значительное количество документов о деятельности этого воинского формирования. На их основе в Чехии 1920-е годы было издано немало литературы, посвященной истории корпуса (легиона). Именно эти издания оказались самыми полными и последовательными описаниями событий, произошедших в начале июня 1918 года на земле Самарской губернии. Стоит отметить, что советские издания, повествующие об этих же событиях, изобилуют большим количеством противоречий. Пожалуй, исключение составляют только сборники документов. Изучив вышеозначенные источники, я пришел к выводу, что события 97-летней давности происходили в нижеописанном порядке.

ПЕНЗА
Начав вооруженное выступление 28 мая, Пензенская группа уже на следующий день заняла Пензу и Кузнецк. В Пензе чехи захватили 3 бронеавтомобиля с неисправной ходовой частью, которые были установлены на железнодорожные платформы и включены в состав 2-х импровизированных бронепоездов. Один из них был назван «Orlík» (замок – крепость в чехословацком фольклоре), другой – «Грозный» (по надписи на борту одного из броневиков). Кроме платформ с бронемашинами, в состав бронепоездов входили одна – две блиндированных «теплушки» для размещения стрелковой команды. «Orlík» был приписан к 1-му стрелковому полку, а «Грозный» – к 4-му. Кроме бронеавтомобилей, в Пензе было захвачено большое количество стрелкового оружия и боеприпасов.

СЫЗРАНЬМАЙТУГА
30 мая была занята Сызрань. Сызранский совет, после долгих дебатов, принял решение пропустить чехословацкие эшелоны на восток без боя. Авангард Пензенской группы, состоявший из двух батальонов 4-го стрелкового полка,усиленных бронепоездом “Orlík”, тем временем уже захватил ст. Правая Волга и приближался к Александровскому мосту через Волгу. Чешское командование хорошо понимало стратегическое значение этого моста, имевшего протяженность 1,4 км, и стремилось захватить его до того, как большевики соберут достаточно сил для обороны или же взорвут мост. Последнее означало бы неминуемое поражение всей Пензенской группы. Однако опасения чехов оказались напрасными, т.к. мост оборонял небольшой отряд красногвардейцев, численностью около 350 человек, не имевший артиллерии. Не удивительно, что этот отряд не смог задержать чехословаков, которые утром 31 мая при поддержке бронепоезда, вошли на мост и менее чем за час захватили его.
Красногвардейцы, понеся потери, отступили к Обшаровке и закрепились на западной окраине села, сразу за речкой Ерыкла, где имелись заранее подготовленные окопы. Чехословаки попытались провести обходной маневр, но неприятель, опасаясь окружения, быстро отступил. Таким образом, к полудню 31 мая Обшаровка была взята.

Между тем, чешский авангард продолжал интенсивно продвигаться на восток. Вскоре после полудня была занята ст. Мыльная, не обороняемая советскими частями. Затем, после короткой перестрелки, возле разъезда Башкирский были взяты в плен 4 красногвардейца – разведчика, которые были высланы навстречу чехословакам. При допросе пленников выяснилось, что у недалеко расположенного разъезда Майтуга неприятель готовит новую оборонительную позицию.

Утром 1 июня эшелоны 4-го полка начали двигаться от Обшаровки через ст. Мыльная к Майтуге, куда незадолго перед ними прибыл «Orlík». Около 5 верст перед Майтугой эшелоны остановились, и высадилась пехота,которая заняла исходные позиции для наступления по обоим сторонам ж/д полотна. В 13:45 началось наступление на ст. Майтуга, которая была взята менее, чем за час.

Следующей целью атаки чехов был поселок Михайловский, находящийся на левом берегу речки Безенчук, в одной версте от села Васильевка.Целью данного маневра был обход северного фланга оборонительных позиций советских частей, располагавшихся на восточном берегу речки Безенчук. Очевидно, их командование предвидело подобную ситуацию, и поэтому поселок хорошо оборонялся красногвардейцами, на стороне которых воевали и чешские коммунисты, из самарского отряда Я. Гашека – автора знаменитого Швейка. В ходе этого боя красногвардейцы трижды контратаковали неприятеля, и только после того, как чехи получили подкрепление и предприняли обходной маневр на правом фланге неприятеля, советский отряд был вытеснен из поселка и переправился на восточный берег речки.
Вскоре, после непродолжительной перестрелки, красногвардейцы оставили свои позиции и отступили к Безенчуку. По приказу поручика Чечека было организовано преследование неприятеля. Чешское командование хотело использовать замешательство, наступившее в рядах красногвардейцев и не давать им передышки, которая позволила бы восстановить боевой дух и контратаковать, дождавшись подкрепления.

БЕЗЕНЧУК 1 ИЮНЯ
К 17 часам чехословацкая пехота подошла к Безенчуку на расстояние менее 1 версты. Красногвардейцы окопались на западной окраине станции и их укрепления образовали неполный полукруг. Перед окопами стоял советский бронепоезд и вел огонь по неприятельской пехоте, как и бронеавтомобиль, который действовал против чешского левого фланга. По приказу поручика Чечека, были выгружены и поставлены на позиции две пушки. После короткой артподготовки, тон которой задавал «Orlík», в 17:30 чехи начали атаку.
Тогдашний зам. председателя иващенковского совета А. Данелюк так описывает ситуацию на ст. Безенчук 1 июня: «… на ж/д станции Безенчук мы увидели преспокойно стоящие в эшелонах советские отряды. Там было… около 1500 человек. В состав этой группы входил ряд отрядов, которые должны были быть отправлены на фронт против Дутова, но ввиду выступления чехов, были брошены против них. Во главе их стоял, назначенный незадолго до того, командующий Урало-Оренбургским фронтом Яковлев. У них имелся бронеавтомобиль, одна шестидюймовая пушка и отряд конных пулеметчиков. …Когда мы беспорядочно, группами прибыли на станцию, никто не проявил особенного беспокойства или интереса к нам. В штабе господствовал полный хаос. …для меня было ясно, что наши отряды, да еще под такой командой, не устоят против более многочисленного, лучше вооруженного и опытного противника».

Красногвардейцы решительно контратаковали на обоих флангах. В то время как атаки бронеавтомобиля на левом фланге были чехами успешно отражены, их правый фланг дрогнул. Произошло это по причине внезапного удара красногвардейского отряда. Но с помощью прибывшего подкрепления, неприятель был отбит. Когда атакующая линия чехословаков приблизилась к неприятелю на расстояние 800 шагов, он начал интенсивную стрельбу, с целью ослабить темп наступления. К 18 часам, ких передовым порядкам подошел «Orlík», и начал обстреливать станцию прямой наводкой. Присутствие бронепоезда сразу ободрило пехотинцев, которые перешли в наступление. Один из снарядов «Orlíkа» попал в станционную стрелку, другой – в сцепку пушечной платформы вражеского бронепоезда, вследствие чего она вместе с пушкой осталась на станции. Дальнейший обстрел вызвал в советских рядах полное замешательство. Кто успел – заскочил в отходящие эшелоны. Многим же это не удалось, и они разбежались по окрестностям.

Последний отходящий эшелон был атакован чехами, которые обходным маневром ударили по неприятелю с фланга. «Orlík», который попытался преследовать советские эшелоны, при заходе на станцию угодил в снарядную «воронку». Передняя платформа, попавшая в яму, была отцеплена, и бронепоезд отошел в сторону Майтуги, чтобы затем пройти на восток по соседнему станционному пути.

В 18:30 бой закончился полной победой чехословаков, которые тем же вечером, овладели еще и разъездом Ерики (ст. Звезда), находящейся в 12-ти верстах к востоку от Безенчука.

В Безенчуке отступившие советские отряды оставили значительное количество военного имущества: эшелон с продовольствием, две пушки, бронеавтомобиль, грузовой автомобиль, несколько пулеметов, немало патронов и снаряжения, а так же 8 лошадей. На поле боя было найдено около сорока убитых красногвардейцев. Потери чехов были невелики – всего несколько раненых (по чехословацким источникам).

ИВАЩЕНКОВОЛИПЯГИ
Иващенково советские части сдали без боя. Чехословаки заняли станцию и заводской поселок 2 июня после полудня, т.к. их продвижению мешал разрушенный мост через реку Мочу (Чапаевку).Захватив Иващенково, чехословаки стали готовиться к последнему рывку на Самару. Быстрому продвижению мешали разрушенные ж/д мосты и рельсы.
Комендант Самары М.С. Кадомцев спешно формировал интернациональный отряд, который должен был занять оборону у ст. Липяги. К 3 июня он насчитывал около 4 тысяч бойцов. У красногвардейцев было 12 пулемётов и несколько орудий.

Боевые действия развернулись в районе станции Липяги 3-4 июня. В результате длительного и тяжелого боя погибло около 2 тысяч бойцов из отряда Кадомцева. Часть из них утонула, спасаясь вплавь по разлившимся рекам. Погибло и несколько десятков чехословаков, в т.ч. был смертельно ранен командир 4-го полка поручик Я. Гаер, непосредственно руководивший наступательной операцией.

5 июня на станцию Липяги прибыл поезд командира Пензенской группы поручика Чечека. Перед прибывшими открылась страшная картина: повсюду горы убитых, воздух отравлен трупными запахами. Сюда же сносили убитых и раненых чехословацких солдат. Санитары не успевали оказать помощь тем, кого еще можно было спасти. Тяжелораненых красногвардейцев просто добивали. Поручик Чечек в резкой форме сделал подчиненным «нагоняй» за столь жестокое отношение к пленным, а затем последовал приказ: тщательно скрыть следы захоронения убитых бойцов из отряда Кадомцева.Приказ был выполнен с такой исполнительностью, что о местонахождении останков бойцов до сих пор практически ничего не известно.

БЕЗЕНЧУК 4-5 ИЮНЯ
В то время, как авангард Пензенской группы находился на ст. Липяги, ее тыловые эшелоны еще не достигли Иващенкова.
Бронепоезд «Грозный» последним из чешских эшелонов проследовал Александровский мост 1 июня после полудня. На левом берегу Волги бронепоезд остановился, и на мост была поставлена охрана. Но время шло, а охранники не замечали ничего подозрительного. Тогда днем 2 июня, охрана с моста была снята, и бронепоезд проследовал через Обшаровку и Безенчук к Иващенкову, чтобы присоединиться к остальным эшелонам. Чтобы неприятель смог решится на их преследование, чехи даже не помышляли, считая это невозможным, и поэтому ж/д мосты не были ими разрушены.
Рано утром 3 июня «Грозный» присоединился к остальным эшелонам арьергарда, стоявшим перед Иващенково возле моста через реку Мочу (р. Чапаевка). Будучи уверенным, что двигаться придется только вперед, командир бронепоезда отправил саперов разрушить ж/д путь. Что и было немедленно сделано на расстоянии 200 шагов от последнего вагона.
Прошло полдня, а эшелоны не двигались – путь был занят. Вынужденная остановка солдат не огорчила, а наоборот, оказалась весьма кстати – появилась возможность отдохнуть. Было около 18 часов, когда начался артиллерийский обстрел ст. Иващенково и стоявших рядом чещских эшелонов. Огонь велся с расстояния в 3 версты со стороны Безенчука. Чехословакам стало ясно, что неприятель настиг их с тыла. Так как разобранный накануне ж/д путь не давал возможности бронепоезду двигаться в сторону Безенчука, туда была выслана пешая группа в составе около 60 человек.

Чехи передвигались бегом и вскоре увидели неприятельский эшелон, рядом с которым находились две пушки, которые вели огонь по Иващенково. Заметив наступающих чехов, вражеские артиллеристы бросили орудия и спешно погрузились в эшелон, который тут же ушел к Безенчуку. Сначала чехословаки пытались последовать за эшелоном, но вскоре осознав всю тщетность подобной погони, остановились в неполных 3-х верстах перед Безенчуком, у небольшого деревянного моста, который сразу же сожгли, опасаясь возвращения неприятеля. Там они стали ожидать подкрепления и готовить оборонительную позицию.

В первой половине дня 4 июня к чешским позициям у сожженного моста прибыла на паровозе большевистская делегация из четырех парламентеров, двое из которых представляли советскую высшую военную инспекцию. Они требовали встречи с командиром Пензенской группы поручиком Чечеком для того, чтобы предложить ему прибыть в Сызрань для мирных переговоров с участием представителя французской военной миссии. Советские парламентеры, спустя некоторое время, были доставлены в штаб. Поручик Чечек вести переговоры в Сызрани решительно отказался. Ответил, что с представителем французской военной миссии и с советскими представителями он готов встретиться только в Иващенкове, находящимся под контролем чехословаков, 5 июня в 8:00. Ответ был вручен парламентерам в письменном виде. После чего они быстро уехали, чтобы успеть к утру следующего дня вернуться обратно для продолжения переговоров.

Однако рано утром 5 июня, вместо ожидаемого поезда с парламентерами со стороны Безенчука к чехословацким позициям у сгоревшего моста подошел эшелон с пехотой, впереди которого следовал бронепоезд с двумя пушками и двумя пулеметами. Это был авангард частей Поволжского фронта, созданного советским правительством 31 мая 1918 года для борьбы с мятежными чехословаками. Командующим был назначен А.Ф. Мясников. Из Москвы на фронт, штаб которого находился в Сызрани, были экстренно отправлены: Особый отряд ВЧК под командованием Д.И. Попова, 4-й латышский полк, под командованием Я.Я. Лациса, 4-я латышская артиллерийская батарея и отрядлатышского кавалерийского полка (30 сабель). Советская группировка постепенно пополнялась отрядами добровольцев из Пензы, Симбирска и Сызрани. Ввиду того, что 3 июня А.Ф. Мясников был срочно вызван в Москву, командование фронтом принял на себя Д.И. Попов, под руководством которого, 4 июня, советские отряды стали выдвигаться из Сызрани к Безенчуку. Их общий состав насчитывал около 3000 штыков. Для поддержки они имели 3 бронеавтомобиля, 12 пушек и около 40 пулеметов.

Дело в том, что 4 июня, Л.Д. Троцкий телеграммой, позже обнаруженной чехами на безенчукском телеграфе,отдал приказ Попову, категорически запрещающий ведение дальнейших переговоров с чехами. Попову так же предписывалось, разгромить «зарвавшихся» чехословаков.

Бой начал советский бронепоезд ставший обстреливать чехословацкие позиции из обеих пушек и пулеметов. Вскоре от Безенчука прибыли еще несколько эшелонов, с которых быстро высадилась пехота, и развернулась в линию по обе стороны железной дороги (около 2 км в каждую сторону). Советские отряды обрушили на неприятельскую оборонительную линию сосредоточенный огонь. Чехословаки отчаянно отстреливались, главным образом из пулеметов, находящихся в середине линии обороны. Но, не смотря на это, противник подходил все ближе. Вскоре к чехам прибыло подкрепление и были подвезены боеприпасы. После полудня на позиции были доставлены две чехословацкие пушки, которые стали вести огонь по советскому бронепоезду.

Перестрелка продолжалась, и интенсивность стрельбы постепенно возросла по мере приближением неприятеля. Потери росли с обеих сторон, но наступающие советские части несли более чувствительный урон. Жаркая погода усугубляла положение для обоих воюющих сторон. Чешские пушки интенсивной стрельбой все же заставили отступить неприятельский бронепоезд. Было 16:50, когда чехословаки предприняли решительную контратаку, в результате которой неприятель начал отступать. Быстрое отступление советских отрядов, не дало им возможности даже подобрать своих убитых товарищей. По непроверенной пока информации, все убитые красногвардейцы были похоронены местными жителями в братской могиле на старом безенчукском кладбище, ныне не существующем.

После того, как советские части спешно оставили поле боя, около 19:30 чехословаки вновь заняли Безенчук. Чтобы не допустить нового удара с тыла, они разрушили станционные стрелки и выставили у западной границы станции сторожевой пост.В ходе длительного боя у Безенчука, чехи понесли потери: 5 человек убитых, 8 – тяжело раненых и 38 – легко раненых. Советские отряды потеряли несколько десятков убитыми и ранеными (по чехословацким источникам).

Одержав очередную победу, Пензенская группа 8 июня 1918 года заняла Самару, положив начало деятельности в Самарской губернии КОМУЧа или Самарской учредиловки, просуществовавшей вплоть до октября 1918 года, но это, как говорится, уже совсем другая история.

Петр Ожигов 02.06.2015г.


Комментирование этой статьи закрыто.

 
Яндекс.Метрика

© 2012-2017 Администрация городского поселения Безенчук