Безенчук

Официальный сайт городского поселения Безенчук

 

Разделы сайта

Достижения


Всероссийский конкурс интернет-сайтов «Прозрачный муниципалитет. Лучший сайт городского поселения»


Погоня за точкой или этот ускользающий Безенчук

«Что известно об образовании райцентра Безенчук?
Многочисленные гипотезы его возникновения,
выдвигаемые местными краеведами, сомнительны,
так как не подтверждены историческими документами и фактами.
Чтобы поставить точку в этом интересующем многих вопросе,
обратимся к документам Государственного архива Самарской области»
А. Владимиров. Рождение деревни Безенчук.

Газета «Сельский труженик» №52, 2002 г.

История появления и развития поселка с необычным названием Безенчук неоднократно привлекала к себе внимание не одного поколения краеведов. На эту тему писали Н.В. Тишков, М.Н. Новиков, М.Е. Давыдов и многие другие авторы, неоднократно публикуя результаты своих исследований на страницах местной районной газеты. Они потратили немало времени и сил, собирая материал, анализируя и систематизируя полученную информацию. Не остались в стороне от этой работы и работники библиотеки Безенчукской с/х опытной станции (ныне – ГНУ «Самарский НИИСХ»), собравшие и заботливо сохранившие немало книг и статей на тему краеведения. Однако, было бы неверно назвать библиотеку единственным средоточием краеведческой информации. Существует в нашем поселке музейно – выставочный центр «Радуга», в котором работает О.Ф. Давыдова – энтузиаст своего дела и истинный любитель истории родного края. Её стараниями в центре имеется весьма приличное собрание материалов по краеведению. Благодаря энтузиазму и увлеченности этих людей мы сегодня имеем возможность «заглянуть» в прошлое нашего поселка, узнать о том, как жили безенчукцы в различные периоды непростой российской истории.

***
Будучи частым гостем библиотеки опытной станции, я неоднократно читал самые разные материалы на краеведческую тему, не обходя вниманием и неплохую подборку статей из районной газеты, публиковавшихся в ней на протяжении многих лет. Именно эта подборка и побудила меня,пару лет назад, начать свое собственное «расследование» некоторых неоднозначных моментов безенчукской истории.

Надо сказать, что подборка тематического материала ценна, прежде всего тем, что дает прекрасную возможность проведения анализа информации, в этом материале содержащейся. Этим я и занялся, сопоставляя упоминания об одних и тех же событиях, описанных в заметках разных авторов, придерживаясь при этом хронологического принципа и взяв за отправную точку появление первых упоминаний о населенном пункте с названием «Безенчук».Практически сразу же «бросилась» в глаза существенная разница в описаниях этого ключевого момента. В конечном итоге, по этому признаку, все заметки были разделены мной на две группы. В первую группу вошли статьи, авторы которых считают, что Безенчук возник как станция Самаро-Златоустовской железной дороги в 80-х годах XIX века, а во вторую – те публикации, в которых «первый» Безенчук упоминается как деревня, возникшая в 60-х годах XIX века путем переселения крестьян в количестве нескольких десятков семей. Таким образом, возникли две версии появления Безенчука на карте Самарской губернии.
Каких-то исчерпывающих данных в пользу первой версии мне обнаружить так и не удалось, зато в пользу второй отлично свидетельствовала заметка под названием «Рождение деревни Безенчук», в которой автор А. Владимиров привел выдержки из документов, «добытых» им в Самарском областном архиве. Пролог из этой публикации я использовал в качестве эпиграфа к своей работе. Из документов, приведенных автором, следует, что деревня возникла в 1860 году путем переселения «крестьян Сызранского имения села Красной Сосны на избранный ими тридцатый оброчный участок уральской степи» «с заведением там нового селения под названием деревня Безенчук». Далее приводится ряд интересных подробностей этого события, и в том числе упоминаются о том, что к июню 1860 года в деревне насчитывалось 111 мужчин. Таким образом, общее количество населения могло составлять более двухсот человек.Отметил автор и фамилии некоторых переселенцев(Горбачевы, Бариновы, Кулагины и др.), а также то, что «В 1861 году главой (деревни) был выбран Архип Яковлевич Садов». Приведенные в статье данные, безусловно, имеют немалую историческую ценность, т.к. практически «развеивают» любые сомнения, и становится очевидно, что Безенчук возник именно как деревня, а не как железнодорожная станция. Однако, местоположение деревни Безенчук, почему-то осталось «за кадром».

Надо ли говорить о том, насколько данная тема меня увлекла? Мне захотелось немедленно узнать не только о местонахождении деревни Безенчук, но и ее возможной связи с одноименной станцией, поставив ту самую точку, о которой говорилось в вышеуказанной статье. Однако, все оказалось не так-то просто. Вернее, сначала думалось, что ответы на все вопросы я найду здесь же – в библиотеке, но вскоре стало ясно – информации не достаточно. Даже не смотря на огромную помощь, оказанную мне знатоками своего дела, библиотекарями О.В. Бондаренко и О.А. Кичемаевой, заветная «точка» пока оставалась недосягаемой.

Решив расширить зону поиска, я отправился в МВЦ «Радуга», где и познакомился с О.Ф. Давыдовой, которая, узнав о моих «терзаниях», предложила свою помощь. Именно в «запасниках» Ольги Федоровны и обнаружился этот лист машинописного текста, озаглавленный «Уставная грамота Самарской губернии Самарского уезда Екатериновской волости удельного селения деревни Безенчук» (позже этот документ был опубликован в газете «Сельский труженик»). Документ представлял собой выписки из подлинной Уставной грамоты деревни Безенчук, вернее, из ее фотокопии, как следовало из надписи в конце текста. Там же значились имена М. Давыдова и М.Г. Апостоли, которые удостоверяли верность данной выписки, сделанной в 1977 году. То, что выписка произведена со всей возможной точностью, можно было не сомневаться, т.к. сделали ее люди, в Безенчуке известные и заслуживающие всяческого доверия: Михаил Ефимович Давыдов – писатель, член российского Союза журналистов, а Мария Георгиевна Апостоли – учительница истории, ветеран педагогического труда.Не буду вдаваться в суть уставной грамоты, как документа, имевшего хождениена территории нашей страныпосле отмены крепостного права в 1861 году, а всем интересующимся данным вопросом могу порекомендовать замечательную книгу П.А. Зайончковского «Отмена крепостного права в России». В целом же информация, содержащаяся в выписке, хорошо дополняла статью А. Владимирова и, в том числе, новыми фамилиями первых переселенцев: Дрондиных, Телегиных и Агафоновых. Тогда, осенью 2010 года, я и не подозревал, что именноэти фамилии окажутся одним из главных доказательств в «деле» поиска местонахождения деревни Безенчук.

Итак, решив не прерывать поисков, я попробовал обратиться к всемирной «паутине», и вот, на сайте городского поселения Безенчук, в разделе «История», обнаружил упоминание о том, что станция наша появилась в 80-е годы XIX века, при строительстве железной дороги, как рабочий поселок «Безенчук, названный как и ближайшая деревня». А еще на одном из сайтов я обнаружил даже информацию о точном расстоянииот деревни Безенчук до близлежащей станции – 2 версты. Упоминаниями первоисточников авторы данныхтекстов себя не затруднили, а следовательно, относится к этим сведениям следовало с осторожностью. И все же я решил их проверить весьма нехитрым способом:взял современную географическую карту нашей местности и циркулем начертил окружность радиусом 3 километра, приняв за центр безенчукскую привокзальную площадь. Таким образом, я рассчитывал обнаружить месторасположение деревни Безенчук, которая, как мне тогда думалось, вошла в состав современного райцентра. Но, меня ожидало разочарование – территория, которая могла бы претендовать на местонахождение бывшей деревни, имевшей более двух сотен населения, так и не была обнаружена. Мало того, в пределы моей окружности попала даже часть деревни Дмитриевка, но ведь станцию почему-то назвали именно Безенчук?!
После вышеописанной неудачи, еще раз перечитывая и критически анализируя весь имеющийся у меня материал, я пришел к выводу – многие статьи «грешат» непоследовательностью, а в некоторых встречаются явные противоречия, не замеченные мной ранее. Стало очевидно – надо искать первоисточники. С этой целью я отправился в Самарскую областную библиотеку, в отдел краеведения, где обложившись книгами справочного толка, изданными еще при «царе – батюшке», начал кропотливо собирать информацию. Итогом двухдневного труда стала подборка копий нужных страниц различных изданий, основную массу которых составили «Списки населенных мест Самарской губернии» за период с 1859 по 1928 год. Как я и предполагал, в «списках» 1859 года информации о деревне Безенчук не имеется, зато во всех остальных аналогичных изданиях, она упоминается в составе Екатериновской волости. Указано там и расстояние от деревни до ближайшей железнодорожной станции – «те самые» 2 версты, но вот с определением названия станции мне пришлось «помучиться». Дело в том, что ни в одном, просмотренном мной, издании «списков» напротив деревни Безенчук не указано название той станции, до которой обозначено расстояние. Некоторое исключение составило издание 1900 года, после внимательного изучения которого, с большой долей вероятности можно было предположить, что искомая станция – это разъезд Майтуга! Поначалу такое предположение показалось мне откровенно ошибочным – уж слишком велико было подсознательное желание «сблизить» деревню и станцию с одинаковыми названиями. Как выяснилось позже, именно этот соблазн и сбил с «пути истинного» некоторых моих предшественников. Итак, поразмыслив, я решил не спешить с выводами, а поискать дополнительные источники информации, например, географические карты разных лет издания.

Выяснилось, что для моей цели пригодны далеко не всякие карты, а нужны лишь те из них, на которых обозначены даже небольшие населенные пункты. Это-то и стало «камнем преткновения» – отыскать подобные карты, да еще конца XIX – начала XX века, оказалось делом непростым. Однако, помня о том, что «дорогу осилит идущий», я продолжал искать и уже через несколько месяцев имел в своем распоряжении несколько карт на которых была обозначена деревня Безенчук. К моему немалому удивлению, располагалась она практически на том же месте, где сейчас находится поселок Красноселки. Впервые в мою голову закралась робкая мысль: «Что же получается, Красноселки – это и есть та самая деревня Безенчук?» Тут же вспомнилось, что поселок Красноселки не фигурирует ни в одном издании «Списков населенных мест Самарской губернии», да и на старых картах его тоже не было. Например, на карте Чепаевского района, имеющейся в издании «Средняя Волга. Социально-экономический справочник» 1934 года, поселка Красноселки не обозначено, а Безенчук на этом месте имеется. И вновь я стал просматривать, перечитывать и анализировать. Многое сходилось: расстояние от поселка до станции Майтуга – около 2,5 километров; название Безенчук тоже оказалось вполне кстати – селение расположено прямо на берегу одноименной речки; судя по территории, занимаемой поселком, там вполне могли проживать более двухсот человек. Не скрою, соблазн поставить ту самую заветную «точку», о которой писал А. Владимиров, был велик, но сомнения у меня все же оставались. И чтобы окончательно их развеять, я решил заняться «фамильным» вопросом, надеясь на то, что кто-то из потомков первых жителей деревни Безенчук еще остался на своей «исторической» родине.

Надо сказать, что фамилию Садовых я отметил, еще в процессе чтения статьи А. Владимирова. Дело в том, что один из Садовых – Андрей, является моим давним знакомым и ныне проживает в Безенчуке. В разговоре с ним выяснилось, что Садовы перебрались в райцентр из Красноселок, и что прабабушка Андрея была «кулугуркой», т.е. староверкой. Мне тут же подумалось о том, что в Красноселках когда-то вполне могла существовать староверческая община, и что стоит попробовать провести поиск в этом направлении. Мог ли я тогда подумать, насколько верным окажется это предположение?! Скажу сразу, что вечер «копания» в Интернете прошел не зря, и мне удалось отыскать на различных сайтах буквально следующее:
1. В Безенчуке – деревне Екатерининской волости Самарского уезда Самарской губернии, по данным I Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 года, проживало 496 жителей обоего пола, из них 154 – старообрядцы поморского согласия.
2. САДОВЫ – старообрядцы поморского брачного согласия с. Красноселки Самарского уезда Самарской губернии:
Кузьма Архипович – наставник поморской общины брачного согласия с. Красноселки в начале ХХ в., около 1890 г. построил в деревне молитвенный дом поморцев. Участник Поморского Собора 1905 г. в Самаре, I и II Всероссийских Соборов 1909 и 1912 г.г. в Москве;
Сергей Кузьмич (? – 1945) – наставник поморской общины с.Красноселки в 20-30-е г.г. ХХ в.
3. КРАСНОСЕЛКА – деревня в Самарском уезде Самарской губернии, по данным Отчетов Самарского епархиального комитета Православного миссионерского общества, одна из наиболее “зараженных расколом”.
Несмотря на мелкие неточности, данная информация существенно добавила мне уверенности в том, что деревня Безенчук и нынешний поселок Красноселки – это один и тот же населенный пункт. Стало, так же, очевидно, что здесь имело место двойное название, как и у некоторых других окрестных селений (напр. «Дмитриевка» – «Беляки»).

Однако, решив не ограничиваться фамилией Садовых, я отправился в Красноселки, чтобы пообщаться с местными жителями по интересующему меня вопросу. Там мне сообщили, что Садовы в Красноселках жили до недавнего времени, а Дрондины, и сейчас здесь проживают. Информация же о том, что поселок, по крайней мере, до 1934 года назывался Безенчук, моих собеседников озадачила – они никогда об этом не слышали.

Пообщавшись, таким образом, еще с несколькими жителями пожилого возраста, я с удивлением обнаружил, что им так же ничего не известно об имевшем место двойном названии их селения. Данное открытие меня несколько «покоробило» и дало повод для очередных сомнений в правильности моей версии.Не скрою, после этого я испытал некоторую растерянность, и даже пришла в голову мысль о том, что Безенчук, подобно фантому, все время от меня куда-то «ускользает». Ну, да делать нечего – надо было искать новые источники информации. И вскоре таковые обнаружились.

Во время своего очередного «вояжа» в самарскую областную библиотеку, я буквально случайно «наткнулся» на многотомник под названием «Материалы для оценки земель Самарской губернии», 1911 года издания. Не возлагая особых надежд на этот объемный труд (оценка земель – не моя «тема»), я все же решил «скоренько» пролистать это издание и, как оказалось, не зря. Уже в оглавлении пятого тома обнаружилось присутствие слова «Безенчуг». Открыв нужную страницу, я прочел: «д. Безенчугъ (верстъ 6 выше ж.–д. моста)», «У д. Безенчугъ речка слабо течетъ в крутых берегахъ метровъ 10-12 высотою». Те, кому доводилось пересекать речку Безенчук по мосту возле поселка Красноселки, сразу же узнают описанное место. Действительно, берега здесь высокие и довольно крутые. Что же касается 6 верст, то здесь авторы книги немного ошиблись – не 6, а всего лишь 4,5 версты составляет расстояние от железнодорожного моста у ст. Майтуга (другого – нет, и не было) до поселка Красноселки, с учетом всех изгибов русла реки. Я думаю, что данная неточность вполне простительна для данного издания, т.к. в задачу авторов не входило точное измерение подобных расстояний, вот и указали они его сугубо примерно, «на глазок».В книге так же имеется и почвенная карта, на которой отмечено местоположение д. Безенчук, полностью соответствующее описанию.
Еще листая вышеназванный многотомник, я подумал о том, что экземпляр его просто обязан быть в фонде библиотеки Безенчукской опытной станции. Дабы проверить свою догадку, я вскоре посетил библиотеку и убедился в правильности этого предположения – данное издание здесь действительно имеется. Но кроме этого, меня ожидал еще один приятный сюрприз: библиотекари, проводя ревизию фонда, обнаружили небольшую книжку 1918 г. издания под названием «Кредитные и Потребительские кооперативы в Самарской губернии в 1917 году». И вот в этой книге я обнаружил не только информацию о том, что в деревне Безенчук имелось потребительское общество «Кооператив», объединявшее 250 членов, но и то, что расстояние от деревни до ст. Майтуга составляло 3 версты, а до ст. Безенчук – 10 верст.Для читателя поясню, что все расстояния между населенными пунктами тогда измерялись вдоль имеющихся дорог с точностью ½ версты. Вот так, буквально в одночасье, был окончательно решен вопрос, ответ на который я искал столь длительное время.

Итак, имея столь богатый набор доказательств, можно было задуматься о вынесении «вердикта», но хотелось выяснить и иные обстоятельства этого «дела»:
1. Почему станцию тоже назвали Безенчук, несмотря на то, что расстояние от нее до одноименной деревни, как оказалось, составляет, только по прямой, около 7 км?
2. Где находилось село Красная Сосна, из которого переехали первые жители деревни Безенчук?

Для ответа на первый вопрос я решил «пройтись» по названиям других,современных станции Безенчук, железнодорожных объектов на участке от Чапаевска до Обшаровки с целью выявления возможной закономерности. Практически сразу же выяснилось, что значительная часть наименований связана с соответствующими топонимами (названиями заметных природных объектов):
1. Разъезд Ерики (ныне – ст. Звезда) назван от топонима «ерик» – протока между озерами или же овраг, заливаемый водой при разливе реки.
2. Разъезд Майтуга назван от топонима «майтуга» – обширное болото среди степи(неоднократно упоминается в книге «Материалы для оценки земель Самарской губернии»).
3. Разъезд Башкирский – от близ лежавшего озера Башкирское (ныне – болото).
4. Станция Мыльная – от названия небольшой речки Мыльная (Мыльный буерак), которая также упоминается в книге «Материалы для оценки земель Самарской губернии».

Таким образом, становится понятной тенденция наименования объектов, строившейся в конце XIX века линии Самаро-Златоустовской железной дороги, по близко к ним расположенным объектам природным. Так и наша станция стала называться «Безенчук», по ближайшему к ней поименованному природному объекту – реке Безенчук. Стоит отметить, что названия станций Иващенково (ныне – Чапаевск) и Обшаровка, имеют совершенно иные «корни» и с природными объектами никак не связаны.

Для ответа на второй вопрос, я, вспомнив содержание статьи А. Владимирова, начал было разыскивать село Красная Сосна в окрестностях Сызрани, предположив изначально, что «Сызранское имение» должно находиться где-то в пределах Сызранского уезда Симбирской (тогда) губернии. К сожалению, поиски результата не дали и стало очевидно, что территориально имения Удельного ведомства вовсе не совпадали с административными границами уездов. Тогда я решил пойти привычным путем и поискал это селение через Интернет, надеясь на то, что оно до сих пор существует. Населенных пунктов с таким названием в России отыскалось несколько, а вот ближайшим к Сызрани оказалось село, расположенное в Базарносызганском районе Ульяновской области. Учитывая его современное расположение, я достаточно легко нашел селение на карте Симбирской губернии второй половины XIX века. В то время село Красная Сосна находилось в границах Корсунского уезда. Вот какая информация имеется о нем в «Списках населенных мест Симбирской губернии» за 1859 год: удельное село Красная Сосна расположено при речках Сюксюме и Кочкарлее, число дворов – 156, жителей мужского пола – 551, женского – 556, имеются церковь православная и почтовая станция.

Итак, исследовав вышеуказанные обстоятельства и обобщив все имеющиеся материалы этого непростого «дела», можно попытаться, насколько это возможно, воссоздать «картину» события полуторавековой давности.
В 1859 году часть крестьян села Красная Сосна Корсунского уезда Симбирской губернии, пожелала переселиться на новое место жительства – в степное Заволжье. Причиной для принятия такого решения, скорее всего, послужила нехватка пахотной земли в окрестностях села, само название которого говорит о наличии там хвойных лесов. Не исключено, что дополнительным поводом для перемены места жительства, явился религиозный аспект. Как было отмечено ранее, значительную часть переселенцев составили семьи христиан – старообрядцев. А по сведениям из «Списках населенных мест Симбирской губернии» за 1859 год, в селе Красная Сосна имелась православная церковь. Эти два обстоятельства указывают на то, что среди жителей села отнюдь не было религиозного единства, а между местным священником и староверами, скорее всего, имело место определенное противостояние. Так это, или иначе, но решение о переселении крестьянами было принято, а ввиду того, что село, на тот момент, находилось на территории Сызранского имения Государственного Департамента Уделов, реализацией его занялись сотрудники именно этого ведомства.

Когда все формальности были решены, а участок земли выделен, ранней весной 1860 года началось переселение, предполагавшее перемену места жительства для 99-и «ревизских душ» (лиц мужского пола), общее же количество переезжающих крестьян могло быть в 2 – 3 раза больше. И вот уже 9 июня 1860 года во вновь строящейся на берегу речки Безенчук деревне, состоялся первый сход ее жителей. На сходе были решены многие организационные вопросы, а также выбран первый деревенский староста – Ф.А. Дрондин. Однако, уже в следующем году безенчукского старосту переизбирают, и этот пост занимает Архип Яковлевич Садов, при котором деревня продолжает застраиваться, а количество жителей – увеличиваться. По сведениям из «Статистико-экономических таблиц Самарского уезда» за 1883 год, общее количество населения деревни Безенчук составляет уже 361 человек, из которых ревизских душ – 128. Ав 1887 году в деревне была открыта земская школа (училище) с 4-х годичным курсом обучения, и даже известны имена учителей, работавших там в разные годы: Жукова Лидия Павловна (1899 – 1904 (?) г.г.), Кольчугина Дарья Николаевна (1908г.).
Как уже отмечалось, в деревне Безенчук имелась весьма многочисленная старообрядческая община, которая к 1897 году составляла 154 человека, при общем количестве населения – 496 человек. Во главе общины много лет бессменно находился Кузьма Архипович Садов – сын уже упоминавшегося деревенского старосты А.Я. Садова. К.А Садов, являясь достаточно известным деятелем старообрядческого движения в Самарской губернии, способствовал постройке в деревне Безенчук (ок. 1890 года) молитвенного дома для своих единоверцев. По некоторым данным, молитвенный дом был в 1930-е годы разобран и перевезен на станцию Безенчук, а старообрядческая община постепенно прекратила свое существование к концу 1940-х годов.

В 1917-18 г.г. деревня Безенчук, как и вся Самарская губерния, прочувствовала на себе все «прелести» революционной неразберихи и Гражданской войны. Практически полгода деревня жила под властью КОМУЧа, повидав и мобилизационные команды и карательные отряды. До сих пор там передается из поколения в поколение история о том, как чехи (?) пронесли по деревне на штыках труп какого-то человека и бросили его возле плотины через овраг Мокренький, где местные жители его и похоронили. Именно на этом месте впоследствии был поставлен памятник и проводились различные мероприятия, приуроченные к советским праздникам. К сожалению, памятник этот не сохранился. С приходом советской власти спокойнее сельчанам не стало – раскулачивание и последующая коллективизация «скучать» людям не давали. В 1935 году в деревне был организован колхоз «Им. Тульских рабочих», просуществовавший до 1957 года. По поводу происхождения названия колхоза достоверных данных у меня пока нет. Однако, хочется отметить, что в колхозную бытность деревню в народе прозвали – Туляки.
Если говорить об истории названия деревни более предметно, то уже налицо оказывается его не двойственность, а тройственность: Безенчук – Красноселки – Туляки. И если с первым и третьим есть какая-то ясность, то второе продолжает давать пищу для ума. Тем не менее, кое-что можно сказать уже с достаточной определенностью. Например то, что двойное название Безенчук – Красноселки (Красноселка) имело место, по крайней мере, с начала ХХ века. Причем название Безенчук, являясь официальным, присутствует во многих документах, начиная с 1860 года и заканчивая 1934 годом. Что же касается названия Красноселки, то на известных мне географических картах советского периода, оно появилось не ранее 1945 года. Впрочем, если припомнить события районной истории за период с 1934 по 1945 г.г., то кроме периода Великой Отечественной войны, на ум сразу же приходит дата образования Безенчукского района – 1935 год. Именно в этом году пристанционный поселок Безенчук стал райцентром. И вот представим себе, что есть райцентр Безенчук, а подле него (7 км) имеется еще и деревня с таким же названием. Подобная ситуация вполне могла внести путаницу в некоторые сферы хозяйственной деятельности, например такие, как почтовое или грузовое сообщение. С этой точки зрения становится понятным исчезновение с карт деревни Безенчук именно на момент 1935 года – ее просто переименовали. Однако, и тут не все так просто: на карте генштаба Красной Армии (!), 1940 года издания, на известном нам месте вообще отсутствует какой-либо населенный пункт – нет там ни Безенчука ни Красноселок. Несмотря на это окрестные селения (Комары, Звенигородка, Мокренький и т.д.) на карте присутствуют. Старожилы же помнят, что в период войны, деревню называли либо Туляки, либо Красноселки.

В контексте вышеизложенного, не могу не привести коротенький отрывок из заметки, опубликованной в газете «Сельский труженик» от 2 июля 1987 года. В публикации под названием «Из истории Безенчука» есть такие строки: «А документ 1896 года гласит: «Деревня Безенчук (Красноселки тоже) Самарской губернии Самарского уезда Екатериновской волости насчитывает населения мужского пола – 176, женского – 211, всего – 387 человек, 2 лавки, 2 мельницы, 1 кузница». Что это за документ, автор не указал, но упомянул, что в качестве материала для написания статьи, использовались копии документов, хранившиеся в то время в виде альбомов в Безенчукской средней школе №2. Скажу сразу – альбомов этих мне найти не удалось, и по мнению многих людей, знавших об их существовании, материалы эти были утеряны (?!). Путем сравнения данных о количестве населения, указанном в этом «документе», с результатами переписи 1897 года, выяснилось, что имеются существенные расхождения: в первом – 387 чел., а во втором – 516 чел. Разница, согласитесь, существенная, и я предполагаю, что данные взяты из более раннего документа, например – 1886 года. В пользу этого предположения говорит то, что общее количество населения деревни Безенчук, указанное здесь – 387 чел., немного больше, чем в 1883 году – 361 чел. (см. выше). И хотя подобного документа мне обнаружить пока не удалось, судя по имеющейся информации, он действительно существовал, а значит и отмеченное в нем двойное название деревни имело место уже во второй половине 1880-х годов.

Не смотря на определенность с двойным названием деревни, мне все же не давал покоя вопрос: почему именно Красноселки? Ну должно-же быть какое-то объяснение тому, что жители деревни называли ее именно так! Однако, все мои попытки отыскать логическую основу данного обстоятельства, заканчивались полной неудачей, пока недавно я случайно не встретился с моим давним знакомым Сутягиным А.Н., который родился и вырос в Красноселках. Анатолий Николаевич поведал мне о том, что еще в детстве слышал рассказ своего деда о переселении жителей деревни «из-за Волги» из места под названием «Красное Село». Услышав об этом, я почувствовал себя вторым Жаком Паганелем из известного романа Жюля Верна – ну как можно было не догадаться о том, что село Красная Сосна, кроме официального, могло иметь еще и второе, бытовое, название?! Видно, правду в народе говорят –«и на старуху бывает проруха».

Что ж, именно на этой, неприятной для себя ноте я завершаю свою многомесячную «погоню за точкой» в вопросе о происхождении селения, а вернее – селений, под названием Безенчук. В ходе этого увлекательного «расследования» мне удалось собрать значительное количество самого разнообразного краеведческого материала, пообщаться со многими интересными людьми и выяснить подробности событий местной истории. А вот насколько убедительны собранные мной «улики» и беспристрастны сделанные на их основе выводы – решать читателю.

Петр Ожигов 20.05.2013г.


Комментирование этой статьи закрыто.

 
Яндекс.Метрика

© 2012-2020 Администрация городского поселения Безенчук